ваш консультант

Рыбинская Мария
менеджер отдела продаж
тел. (391) 211-27-96
e-mail: kk_kupol@mail.ru

Косметическая корпорация "КУПОЛ"

660017, г. Красноярск,
пр. Мира, 79А
тел.: (391) 2-112-796, 2-279-439
E-mail: info@ku-pol.ru

Клинический случай: мезотерапия синдрома «кожа курильщика» с применением препарата Meso-Xanthin F199

Я.А. Юцковская, доктор медицинских наук, профессор, врач высшей категории, владелец сети клиник ООО «Профессорская клиника Юцковских» (Владивосток) и ООО «Клиника профессора Юцковской» (Москва), Член совета директоров НАДК

А.А. Данилова, дерматовенеролог, косметолог, ООО «Клиника профессора Юцковской» (Москва)

Курение табака относится к важнейшим модифицируемым факторам риска развития целого ряда заболеваний, включая легочные и сердечно-сосудистые. Курение негативно сказывается на течении таких дерматозов, как псориаз, дискоидная красная волчанка, подошвенный пустулезный дерматит и др., является одним из провоцирующих факторов развития опухолей губ и полости рта, рака аногенитальной области. Более спорной видится связь курения с течением алопеции, угревой болезни, экземы, таких опухолей кожи, как меланома, базалиома, плоскоклеточный рак [1–3]. Пародоксально, но курение играет «защитную» роль в отношении вируса простого герпеса, герпетиформных дерматитов, розацеа. Курение связано с ранним формированием морщин [1].

У курильщиков серьезно нарушен процесс ранозаживления, у них чаще наблюдается формирование незаживающих язв [4]. Плохое заживление послеоперационных ран, повышенный риск осложнений — по этим причинам пластические хирурги часто отказывают в проведении операций активно курящим пациентам.

Наблюдения за парами монозиготных близнецов, один из которых курит, а второй нет, позволили выявить развитие грубой текстуры кожи и выраженной морщинистости преимущественно у курящих [5]. Как правило, у курильщиков кожа тусклая, сероватого оттенка. Независимые эксперты, оценивавшие внешний возраст по фотографиям, в большинстве случаев высказались в пользу того, что курящие близнецы в паре выглядели старше [6] (рис. 1). Таким образом, курение можно рассматривать как один из независимых факторов ускоренного старения кожи.

При рассмотрении механизмов негативного влияния курения на кожу следует различать действие никотина и табачных смол. Многие клетки кожи, а также сосудистой стенки экспрессируют n-холинорецепторы [1]. Установлено, что под действием никотина развивается вазоконстрикция. В 2006 г. Hanna и соавт. показали, что и табачный дым посредством стимулирования процессов свободнорадикального окисления ускоряет деградацию фактора релаксации эндотелия — оксида азота (NO), что облегчает развитие спазма артерий. Доказано, что курение ассоциировано с дисфункцией системы микроциркуляции в коже. Степень нарушений напрямую связана с интенсивностью и длительностью курения [4, 7]. Надо учитывать, что сужение сосудов сохраняется довольно долго — до 90 мин после выкуривания одной сигареты. Это означает, что человек, курящий с интервалом полтора часа, создает в коже перманентное кислородное голодание.

Стойкий вазоспазм, хроническая гипоксия и оксидативный стресс, обусловленные курением, приводят к гиперактивации клеток воспаления, следствием чего становятся нарушения качественного и количественного состава внеклеточного матрикса дермы, процесса кератинизации, что сказывается на внешнем виде и качестве кожи. Параллельно наблюдается снижение репаративного потенциала кожи, нарушение ее физиологической регенерации и процессов ранозаживления [8, 9].

Некоторые показатели очень быстро приходят в норму, когда человек бросает курить. Однако уровень С-реактивного белка остается повышенным еще на протяжении 10–20 лет. Этот факт заставляет задуматься о высокой вероятности эпигенетической природы патологических процессов, наблюдаемых у курильщиков. Данное предположение находит подтверждение в целом ряде публикаций [10–13].

Отрадным является факт, что лечение заболеваний, ассоциированных с курением, может проводиться с использованием лекарственных препаратов из арсенала эпигенетической фармакотерапии, например, вальпроевой кислоты [14]. Поэтому абсолютно обоснованным нам видится проведение мезотерапии с использованием инъекционного препарата Meso-Xanthin F199 (ABG LAB LLC, США) при лечении пациентов с синдромом «кожа курильщика». Ингредиенты препарата теоретически должны способствовать преодолению патологических процессов, развивающихся под действием никотина и смол табачного дыма:

  • высокомолекулярная гиалуроновая кислота обладает противовоспалительным и антиоксидантным действием, стимулирует пролиферативные процессы в коже, обеспечивает восстановление внеклеточного матрикса дермы;
  • антиоксидант тиоредоксин, а также витамины A, C и E способствуют преодолению оксидативного стресса, в том числе и обусловленного гипоксией;
  • комплекс аминокислот, медьсодержащий трипептид и факторы роста обеспечивают в качестве трофических и регуляторных компонентов эффективную регенерацию тканей.

Базовый ингредиент препарата Meso-Xanthin F199 — каротиноид фукоксантин — с привлечением эпигенетических механизмов способствует экспрессии белков, защищающих клетки от внешних повреждений, а также играющих важную роль в поддержании пролиферативной и синтетической активности фибробластов.

Клинический случай

Пациентка С. 39 лет обратилась в клинику в январе 2014 г. с целью коррекции возрастных изменений кожи лица. Основными жалобами на момент обращения были тусклый цвет лица, неравномерная пигментация, «вялость» кожи, особенно в области овала лица, множественные мелкие морщины в покое и при мимике. Внешне пациентка выглядела старше своих лет.

При сборе анамнеза выявлено, что пациентка психически и соматически здорова, курит в течение 15 лет (на момент обращения — по полпачки сигарет в день). Никогда ранее к косметологу не обращалась.

Объективно: кожа лица и шеи имеет признаки ускоренного старения в виде неравномерной пигментации, телеангиэктазий, признаков гиперкератоза, мимических морщин в периоральной и периорбитальных областях. Отмечаются единичные микрорубцы после акне. Исследование показателей функционального состояния кожи на аппарате Soft plus (Италия) выявило снижение уровня увлажненности (40,5 у.е.), повышенную жирность (95 у.е.). Показатель эластичности кожи соответствовал нижней границе нормы (32 у.е.). Пигментация оценена как неоднородная. По результатам осмотра и функциональной диагностики поставлен диагноз — возрастные изменения кожи, степень выраженности — IIа (по классификации О.С. Пановой [15]). Морфотип старения — мелкоморщинистый (по И.И. Кольгуненко [16]).

Поскольку основные жалобы и признаки возрастных изменений у пациентки характеризовались нарушением текстуры, цвета и рельефа кожи, а не изменением/перемещением объемов мягких тканей или гипертонусом мимических мышц, основное направление терапии, выбранное в данном случае, — это работа с «качеством» кожи. С целью коррекции всех вышеперечисленных признаков и профилактики ускоренного старения кожи пациентке была рекомендована мезотерапия с использованием препарата Meso-Xanthin F199.

Терапевтический курс включал 5 процедур, которые проводились с интервалом 14 дней. Введение препарата Meso-Xanthin F199 в объеме 1,5 мл выполняли в технике точечных микроинъекций в кожу лица, шеи и декольте. Все процедуры проводили после предварительного очищения кожи, микродермабразии (для преодоления очагового гиперкератоза) и местной аппликационной анестезии, поскольку у пациентки обнаружился крайне низкий болевой порог. Изменение состояния кожи оценивали клинически, по субъективным ощущениям пациентки и при помощи аппаратной диагностики на каждом последующем визите (процедуре).

По результатам курсовой терапии пациентка отметила выраженную положительную динамику в виде выравнивания цвета кожи, повышения ее упругости, разглаживания морщин в области вокруг глаз и вокруг губ. Врач отметил появление блеска кожи, улучшение цвета лица (осветление кожи, появление розового оттенка), уменьшение проявления телеангиэктазий, сглаживание поверхности кожи в области атрофических микрорубцов (рис. 2). По данным аппаратной диагностики, к концу курса процедур:

  • увлажненность кожи повысилась на 10,5%;
  • уровень секреции кожного сала снизился до нормальных значений для данной возрастной группы;
  • эластичность кожи возросла на 15%;
  • снизился общий уровень пигментации кожи.

По нашим наблюдениям, эффект от проведенной терапии можно оценить как хороший. Результатом остались удовлетворены и врач, и пациентка. С учетом того, что пациентка не собирается отказываться от курения, поддерживающие процедуры мезотерапии с использованием препарата Meso-Xanthin F199 должны проводиться регулярно. Применение адекватных продуктов для домашнего ухода и соответствующих сезону фотозащитных средств позволит уберечь кожу от ускоренного старения. Использование препарата Meso-Xanthin F199 в коррекции проблем в рамках синдрома «кожа курильщика» считаем патогенетически обоснованным.

Литература

  1. Just-Sarobe M. [Smoking and the skin]. Actas Dermosifi liogr. 2008; 99 (3): 173–184.

  2. Freiman A., Bird G., Metelitsa A.I., Barankin B., Lauzon G.J. Cutaneous eff ects of smoking. J Cutan Med Surg. 2004; 8 (6): 415–423.

  3. Metelitsa A.I., Lauzon G.J. Tobacco and the skin. Clin Dermatol. 2010; 28 (4): 384–390.

  4. Thomsen S.F., Sorensen L T. Smoking and skin disease. Skin Therapy Lett. 2010; 15 (6): 4–7.

  5. Ichibori R., Fujiwara T., Tanigawa T. et al. Objective assessment of facial skin aging and the associated environmental factors in Japanese monozygotic twins. J Cosmet Dermatol. 2014; 13 (2): 158–163.

  6. Okada H.C., Alleyne B., Varghai K., Kinder K., Guyuron B. Facial changes caused by smoking: a comparison between smoking and nonsmoking identical twins. Plast Reconstr Surg. 2013; 132 (5): 1085–1092.

  7. Ortiz A., Grando S.A. Smoking and the skin. Int J Dermatol. 2012; 51 (3): 250–262.

  8. Rossi M., Pistelli F., Pesce M., Aquilini F., Franzoni F., Santoro G., Carrozzi L. Impact of long-term exposure to cigarette smoking on skin microvascular function. Microvasc Res. 2014; 93: 46–51.

  9. Yanbaeva D.G., Dentener M.A., Creutzberg E.C., Wesseling G., Wou ters E.F. Systemic eff ects of smoking. Chest. 2007; 131 (5): 1557–1566.

  10. Sato T., Arai E., Kohno T., Takahashi Y., Miyata S., Tsuta K., Watanabe S., Soejima K., Betsuyaku T., Kanai Y. Epigenetic clustering of lung adenocarcinomas based on DNA methylation profi les in adjacent lung tissue: Its correlation with smoking history and chronic obstructive pulmonary disease. Int J Cancer. 2014; 135 (2): 319–334.

  11. Dogan M.V., Shields B., Cutrona C., Gao L., Gibbons F.X., Simons R., Monick M., Brody G.H., Tan K., Beach S.R., Philibert R.A. The eff ect of smoking on DNA methylation of peripheral blood mononuclear cells from African American women. BMC Genomics. 2014; 15: 151.

  12. Barrett J.R. A smoking gun? Epigenetic markers of tobacco use history. Environ Health Perspect. 2014; 122 (2): A56.

  13. Taioli E. Gene-environment interaction in tobacco-related cancers. Carcinogenesis. 2008; 29 (8): 1467–1474.

  14. Kang H., Gillespie T.W., Goodman M., Brodie S.A., Brandes M., Ribeiro M., Ramalingam S.S., Shin D.M., Khuri F.R., Brandes J.C. Long-term use of valproic acid in US veterans is associated with a reduced risk of smoking-related cases of head and neck cancer. Cancer. 2014; 120 (9): 1394–1400.

  15. Панова О.С. Теоретические и прикладные аспекты современной дерматокосметологии. Автореф. дисс. д-ра мед. наук. М., 2001.

  16. Кольгуненко И.И. Основы геронтокосметологии. М., 1974.

24.02.15

* Обязательные к заполнению поля.

Представьтесь, пожалуйста: *
Удобное время для звонка:
Телефон: *
Ваш вопрос: